• Государственный архив

Военнопленные Первой мировой в Красноуфимске

В 2019 году исполняется 105 лет с начала Первой мировой войны, 100 лет с открытия движения по железной дороге через станцию Красноуфимск. Строительство железнодорожного полотна, тоннелей, виадуков и т.п. в нашей местности проходило в сложных условиях и было завершено благодаря усилиям тысяч людей, в том числе и представителей других государств - военнопленных.

Документы Государственного архива в городе Красноуфимске рассказывают, что на сооружении линии Казань–Екатеринбург использовался труд бывших солдат Австрийской, Германской, Турецкой армий. Работы велись срочно, поэтому на счету была каждая пара рук. Так, на 15 сентября 1916 года на строительстве железной дороги трудилось 5994 человека военнопленных, которых охраняли десятники и сторожа, а позднее солдаты местной конвойной команды.

«…Военнопленные жили в бараках недалеко от места работы. Питание им давалось неважное, а работать заставляли много. Поэтому несколько раз были возмущения пленных с требованием улучшения их положения. Эти возмущения подавлялись полицией и жандармами. Порки пленных или прогон через строй были частым явлением почти на всех участках работ...» (по материалам краеведа Л.Е. Алексейчик).

«…До сих пор поражает воображение виадук, возвышающийся над деревней Рябиновка, что в Красноуфимском районе… Он - памятник тысячам рабочих – местным жителям и военнопленным, которые на своих руках подняли ввысь многотонное сооружение...» (по материалам краеведа В.Д. Ганькина).

Каким было отношение жителей города к пленным? Об этом можно получить некоторое представление из материалов журналов Красноуфимского Уездного Земского Собрания за 1915 год, где отмечено: «… Ежедневно по улицам города дефилирует целое войско невольных бездельников и дармоедов-военнопленных австрийцев и немцев. Наряду с этим сельские местности, лишившись, вследствие мобилизаций и досрочных наборов, лучших работников, испытывают острую нужду в рабочих руках… Польза привлечения военнопленных к добровольному труду несомненна и обоюдна: крестьяне получат сравнительно дешевые рабочие руки, а военнопленные – возможность одеться и обуться, и перестать изображать из себя на улицах г. Красноуфимска армию Наполеона в 1812 году… Выиграет и казна, с которой сложится бремя содержания военнопленных…».

Красноуфимская Земская Управа возбудила перед Начальником Штаба Казанского Военного Округа ходатайство об отпуске в ее распоряжение 500 человек пленных, которых предполагалось распределить по уезду. В ответ 13 июля 1915 года от Начальника Штаба получена телеграмма следующего содержания: «…возьмите всех свободных от нарядов пленных Красноуфимского Воинского Начальника; по прибытии новых партий доберете остальных…».

23 июля 1915 года первые 30 человек пленных были отправлены в Александровскую волость. Размещение и содержание работников осуществлялись за счет нанимателей. Пленных обеспечивали продовольствием. Им полагался хлеб, сахар, крупа, чай. Кроме того, был установлен размер заработной платы - 60 копеек в день. Половина этой суммы перечислялась в местные волостные правления и в Земскую Управу.

В документах архива значится, что пленных отправляли во многие населенные пункты Красноуфимского уезда - Кленовую, Иргинск, Бисерть и др. Таким образом, их труд использовался не только на строительстве железной дороги, но и на сельскохозяйственных работах, на частных промышленных предприятиях, на рубке дров в лесничествах.

В материалах 1918-1919 гг. отмечено, что основная масса пленных (на тот период около 2000 человек) была сконцентрирована в Красноуфимске в ведении Управления Уездного Воинского Начальника. Согласно сведениям из приказов, военнопленные Австрийской, Германской и других армий зачислялись на довольствие, им оказывалась необходимая медицинская помощь в Красноуфимской Земской больнице. Военнопленные имели возможность получать денежные переводы из дома, которые приходили по почте. Им предоставлялись дрова и керосин для отопления и освещения зданий, где они проживали. Офицерский состав размещался отдельно от рядового, о чем свидетельствует запись в документах: «…военнопленных офицеров перевести в бывший клуб, находящийся по Мизеровской улице в доме Марковой…», т.е. земство арендовало у населения здания для предоставления жилья военнопленным чинам. Портные, сапожники, конюхи находились в ведении военкомата и работали на солдат, при этом пользовались довольствием из одной кухни с русскими (которое отличалось от довольствия при лагере военнопленных). Для погребения умерших пленных выделялись денежные средства. Но места их захоронений в материалах архива не указаны.

В документах звучат имена и фамилии многих из тех, кто волею судьбы оказался в Красноуфимске: Эрнест Гейне, Эвальд Шольц, Альфред Риче, Виталис Дигнер, Герберт Штельмахер, Франц Бендериттер, Томаш Гергель, Вальтер Гропп, Вильгельм Тиле, Игнац Иванче, Лали Тодь и другие.

Архивные сведения подтверждают тот факт, что многие военнопленные добровольно вступали в ряды Красной Армии и впоследствии остались в России.

В документах отмечено, что к маю 1918 года в Красноуфимске возникли сложности с обеспечением военнопленных: «… необходимые для питания пленных продукты в городе достать очень трудно… Единственным радикальным исходом из создавшегося положения является разгрузка уезда от военнопленных. Датский Вице-Консул в разговоре сообщил, что отправку их из Красноуфимска на родину предполагается начать в августе…».

В Государственном архиве в г. Красноуфимске хранится обязательное постановление, разъясняющее порядок возвращения австрогерманских пленных и подданных из Екатеринбургской губернии на родину. Согласно документу, в первую очередь из России отправляли инвалидов, больных и стариков, а затем остальных военнопленных.

Н.С. Тимофеева, зав. отделом использования архивных документов и научно-справочного аппарата Государственного архива в г. Красноуфимске

Статья опубликована в газете «Городок» от 30.08.2019 № 35

© 2018 Государственное казенное учреждение Свердловской области «Государственный архив в городе Красноуфимске»